Как обучали чтению в Древней Руси

Как обучали чтению в Древней Руси

Милон (с негодованием). Я воображаю все его плюсы.

Софья. Всех и вообразить не можешь. Он хотя и шестнадцати лет, а достигнул уже до последней степени собственного совершенства и дале не пойдет.

Правдин. Как дале не пойдет, боярыня? Он доучивает часослов; а там, мыслить нужно, примутся и за псалтирь.

(Д.И Как обучали чтению в Древней Руси.Фонвизин. «Недоросль»)

Этот диалог из известной пьесы по традиции принято аккомпанировать небогатым учительским комментарием, о том, что Митрофанушка-де – недоросль, в собственном очень приличном возрасте, когда можно уже загадывать и о женитьбе, все еще едва-едва умеет читать. Позже создатель снова покажет нам этого «грамотея» на уроке, когда он Как обучали чтению в Древней Руси послушливо повторит за дьячком-учителем необычную фразу «Аз есмь червь», – и далее читательское внимание помчится от недалекого юнца к концу истории про справедливую императрицу и счастливый венец верной и умной любви. А напрасно. Остановимся на минутку и зададимся обычным вопросом: как же вправду учили читать в Старой Руси?

Первым печатным Как обучали чтению в Древней Руси восточнославянским учебником исследователи именуют «Азбуку» Ивана Федорова. Правда, оба ее издания – 1574 и 1578 годов соответственно – узрели свет уже после того, как российский первопечатник был обязан покинуть пределы Столичного страны – во Львове и Остроге. За весь XVII век в Москве вышло всего только 6 изданий букваря, не считая цельногравированного «Букваря» Кариона Истомина Как обучали чтению в Древней Руси 1696 года, в общих чертах повторявшего рукописную иллюстрированную книжку, незадолго перед тем преподнесенную сестрам Петра I. Вобщем, истоминский букварь увлекателен быстрее как пример первой российской книги для деток с картинами, тираж его, даже если прибавить несколько экземпляров, вновь отпечатанных сначала XVIII столетия для принца Алексея Петровича, был очень Как обучали чтению в Древней Руси невелик. Так означает ли это, что в Старой Руси учили чтению совсем без особых пособий? Естественно, нет.

Как мы уже сообразили из истории фонвизинского недоросля, в качестве первой книжки для чтения на Руси обычно употреблялся «Часослов». При этом, как указывает статистика изданий XVII века, в большинстве случаев в этой Как обучали чтению в Древней Руси роли выступал так именуемый «малый Часослов» либо «Часовник». Разница меж этими видами книжек была маленькой. По сложившейся традиции, кроме неизменяемых молитвословий дневного богослужебного круга (т.е. фактически часов, также изобразительных, вечерни, повечерия, полунощницы и утрени), «Часослов» включал в себя к тому же тексты утренних и вечерних молитв, некие нередко применяемые Как обучали чтению в Древней Руси тропари и псалмы. Время от времени, по желанию составителя, в него могли вноситься и другие дополнения – к примеру, канон ко причастию, часы Пасхи либо службы Страстной седмицы, что мы и смотрим у Фонвизина, где Митрофанушка цитирует 21 псалом, читаемый на Королевских часах в Величавую пятницу. В «Часовнике» же тропарей и случайных авторских Как обучали чтению в Древней Руси прибавлений не было, псалмы обозначались только по номерам, без приведения полного текста – вобщем, все нужное древнерусский клирошанин мог просто отыскать в других богослужебных книжках – Тропарионе и Следованной Псалтири. Зато малогабаритный «Часовник» становился книжкой в известной степени универсальной – кроме нужд церковной службы, он мог служить сразу и Как обучали чтению в Древней Руси личным молитвословом, и учебным пособием. Беря во внимание это, просто осознать своеобразную любовь старых печатников к такому виду изданий – ведь из пятисот видов книжек, вышедших в Москве в протяжении 2-ой половины XVI–XVII веков, «Часовник» переиздавался 30 раз. Более того, конкретно «Часовник» был 2-ой по счету книжкой, которую выпустил в Как обучали чтению в Древней Руси свет в столичной типографии Иван Федоров уже через полгода после известного «Апостола».

Внедрение «Часовника» в качестве книжки для чтения привело к тому, что в него достаточно нередко стали включать разные дополнения учебного нрава. Так, издание 1631 года раскрывалось разделом «Начальное учение человеком», в каком содержались обыденные для тех пор упражнения для обучения Как обучали чтению в Древней Руси грамоте: алфавит в прямом и оборотном порядке и вразбивку, также слоги двубуквенные и трехбуквенные. (Кстати, подобные упражнения входили и во все издаваемые тогда буквари).

Особенный энтузиазм представляет также особое вступление для учителей, в первый раз включенное в Часовник 1646 года и после повторявшееся в различных изданиях с маленькими переменами Как обучали чтению в Древней Руси. Из него ясно следует, что главным умением, которого стремились достигнуть древнерусские учителя от собственных подопечных, было никак не осознание и истолкование текста, но просто прекрасное и понятное чтение вслух. Отсюда понятно, почему величайшим проступком и даже позором создателю вступления казалось смешение в речи звуков, обозначаемых различными знаками церковнославянского языка Как обучали чтению в Древней Руси – е (есть) и h (ять): «Сие бо есть велми постыдно и укорно, еже ять заместо ести глаголати, такоже и есть, заместо яти. От этого бывает велие несмысльство учению». Вобщем, на этом прегрешения учеников, по воззрению создателя не завершаются, и еще больше ужасным проступком кажется ему смешение оу и у – совсем неизвестный Как обучали чтению в Древней Руси современному читателю звуковой аспект, в древности различавший слова доухъ и душа: «А о семъ наипаче молитъ васъ наше худоумие…еже бы вамъ всякими с…потщанием наказати ученикам и сначала часовника, первого стиха о царю небесныи утешителю доуше истинныи и иная. А не говорити и не учити заместо Как обучали чтению в Древней Руси доуше душе… Зело же и вельми Богу в Троице славимому бранно…» Повышенное внимание создатель вступления уделял также фразовой интонации и ударению. Так, запятую следовало демонстрировать еще наименьшей паузой в речи, ежели точку. Еще следовало обязательно различать в речи три разных вида ударений, обозначенных на письме особыми значками: острую Как обучали чтению в Древней Руси оксию, томную варию и среднюю камору. А если добавить к этому познание разных символов, обозначавших необходимость придыхания и произнесения звуков разной длительности, то, возможно, древнерусский порядок чтения «Часовника» современному читателю уже совсем не покажется обычным. Не казался он таким и неведомому наставнику XVII века, напористо просившему собственных коллег не торопить процесс Как обучали чтению в Древней Руси обучения: «А от спеха разума учению не будет, и языку учеником величавая спона, паче же и Богу досада, и душамъ нашимъ величавый грех».

Освоив все описанные выше фонетические тонкости, ученики затверживали «Часовник» назубок и потом переходили к исследованию Следованной Псалтири. После того, как и эта книжка бывала выучена, процесс Как обучали чтению в Древней Руси общеобязательного обучения завершался. Вобщем, каждый человек мог продолжить его без помощи других по собственному усмотрению и выбору. Схожий метод некритического освоения, фактического заучивания книжек, который принято также называть начетничеством, приводил к тому, что в голове каждого образованного человека тех пор складывалась типичная «библиотечка» текстов; при этом признаком Как обучали чтению в Древней Руси грамотности и начитанности числилось умение воспроизводить эти тексты, к месту приводя цитаты, искусно сочетая куски, используя в речи устойчивые эпитеты и повторяющиеся фразы – т.н. «общие места» – «топосы». Броским примером схожей «игры ума» является, к примеру, именитый древнерусский монумент «Моление» Даниила Заточника, в каком, если на уровне мыслей вычеркнуть все Как обучали чтению в Древней Руси взятые создателем выражения и образы, авторского текста практически не остается. Некими схожими приемами воспользовались порою и древнерусские летописцы.

Вобщем, учебные издания 2-ой половины XVII столетия наглядно демонстрируют нам постепенный переход от механического начетничества к заботе о научении студентов основам веры, к душепопечению о их. Типичным толчком в этом Как обучали чтению в Древней Руси вопросе, возможно, послужило появление российского церковного раскола. По последней мере, конкретно с середины 50-х годов XVII столетия «Часовники» достаточно резко исчезают из книжного ассортимента Столичного Печатного двора и заменяются время от времени выходящими букварями, при этом последние существенно меняются в собственной внутренней структуре: если в букварях Феодора Бурцова 1630-х годов, как и Как обучали чтению в Древней Руси в Азбуках Иоанна Федорова, мы найдем только уже знакомые нам упражнения для усвоения алфавита, некие правила просиди и чтения слов под титлами да молитвы все из такого же «Часовника», то буквари 1657 и 1664 года, кроме остального, содержат уже и лаконичный катехизис, рассуждения о заповедях, христианских таинствах, «блаженствах» и Как обучали чтению в Древней Руси «совершенствах».

Венцом схожих конфигураций в педагогическом подходе стало возникновение в 1720 году книжки Феофана Прокоповича «Первое учение отроком», также начинавшейся с упражнений по исследованию алфавита, но в какой обычные примеры из Часослова были изменены на истолкование Знака веры и заповедей блаженства. Только освоив этот материал, ученики духовных школ могли Как обучали чтению в Древней Руси с этого момента перебегать к исследованию обычных Часослова и Псалтири.

Такая была кратко эволюция процесса обучения чтению в Рф в XVI – начале XVIII века.

Книжки по теме:

Зернова А.С. Книжки кирилловской печати, изданные в Москве в XVI–XVII веках. М., 1958.


kak-napisat-ubeditelnoe-soobshenie.html
kak-narisovat-clona-poetapno.html
kak-narisovat-gubi-cheloveka.html