Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали

Ничто не может внушить к сударю такового уважения, как военные предприятия и необыкновенные поступки. [...]

Величию сударя содействуют также необыкновенные распоряжения снутри страны, [...] по другому говоря, когда кто-нибудь совершает что-либо существенное в штатской жизни, дурное либо не плохое, то его полезно награждать либо наказывать таким макаром, чтоб это помнилось как Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали можно подольше. Но самое главное для сударя — попытаться всеми своими поступками сделать для себя славу величавого человека, наде­ленного мозгом выдающимся.

Сударя уважают также, когда он открыто заявляет себя противником либо другом, т.е. когда он без колебаний выступает за 1-го против дру­гого — это всегда лучше, чем стоять в Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали стороне. Ибо когда двое сильных правителей вступают в схватку, то они могут быть таковы, что возмож­ный фаворит или небезопасен тебе, или нет. В обоих случаях вы­годнее открыто и решительно вступить в войну. [...]

И всегда недруг призывает отступить в сторону, тогда как друг зовет открыто выступить Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали за него с орудием в руках. Нерешительные госуда­ри, обычно, выбирают невмешательство, чтоб избежать ближай­шей угрозы, и, обычно, это приводит их к крушению.

Зато если ты бесстрашно примешь сторону 1-го из воюющих и твой союзник одержит победу, то вроде бы ни был он могуществен и вроде бы ты от него Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали ни зависел, он должен для тебя — люди же не так бес­честны, чтоб нанести удар союзнику, выказав настолько очевидную неблаго­дарность. Не считая того, победа никогда не бывает полной в таковой степе­ни, чтоб фаворит мог ни с чем же не считаться и в особенности — мог попрать Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали справедливость. Если же тот, чью сторону ты принял, проиг­рает войну, он воспримет тебя к для себя и, пока сумеет, будет для тебя помогать, так что ты станешь собратом по несчастью тому, чье счастье, может быть, еще возродится.

Во 2-м случае, когда ни 1-го из воюющих не приходится опа Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали­саться, примкнуть к тому либо к другому еще больше благоразумно. Ибо [133] при помощи 1-го ты разгромишь другого, хотя тому, будь он умнее, следовало бы выручать, а не гробить противника; а после победы ты под­чинишь союзника собственной власти, он же благодаря твоей поддержке не­минуемо одержит победу.

Тут Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали уместно увидеть, что лучше избегать союза с теми, кто силь­нее тебя, если к этому не понуждает необходимость, как о том сказано выше. Ибо в случае победы сильного союзника ты у него в руках, госу­дари же должны остерегаться попадать в зависимость к другим сударям.[...]

Сударь должен также выказывать себя Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали покровителем дарований, привечать даровитых людей, оказывать почет тем, кто отличился в каком-либо ремесле либо искусстве. Он должен вдохновлять людей спо­койно предаваться торговле, земледелию и ремеслам, чтоб одни бла­гоустраивали свои владения, не опасаясь, что эти владения у их отнимут, другие — открывали торговлю, не боясь, что их Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали разорят налогами; более того, он должен располагать заслугами для тех, кто хлопочет об украшении городка либо страны. Он должен также занимать люд празднествами и зрелищами в подходящее для этого время года. Ува­жая цехи, либо трибы, на которые разбит всякий город, сударь дол­жен участвовать время от времени в их собраниях и Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали являть собой пример щедрости и благородства, но при всем этом твердо блюсти свое достоинство и величие, каковые должны находиться в каждом его поступке.

Г л а в а XXII

О советниках государей

Большую значимость имеет для сударя выбор советников, а каковы они будут, неплохи либо плохи, — находится в зависимости от Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали благоразумия государей. Об уме правителя сперва судят по тому, каких людей он к для себя приближает; если это люди преданные и способные, то можно всегда быть уверенным в его мудрости, ибо он умел распознать их возможности и удержать их преданность. Если же они не таковы, то и Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали о государе за­ключат соответственно, ибо первую оплошность он уже сделал, вы­брав нехороших помощников. [...]

Ибо разумы бывают 3-х родов: один все познает сам, другой может осознать то, что понял 1-ый, 3-ий сам ничего не поймет и постиг­нутого другим осознать не может. 1-ый мозг — выдающийся, 2-ой — значимый, 3-ий Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали — негожий. [...] Ибо когда человек способен распознать добро и зло в делах и в речах людей, то, не будучи сам особо изобретательным, он сможет отличить дурное от хорошего в советах собственных [134] помощников и за доброе наградит, а за дурное взыщет; ну и помощ­ники его не понадеются одурачить сударя и будут Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали радиво ему служить.

Есть один безошибочный метод выяснить, чего стоит ассистент. Если он больше хлопочет о для себя, чем о государе, и во всяком деле отыскивает собственной выгоды, он никогда не будет неплохим слугой сударю, и тот ни­когда не сумеет на него положиться. Ибо министр, в чьих руках дела Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали страны, должен мыслить не о для себя, а о государе и не являться к нему ни с чем, что не относится до сударя. Да и сударь со собственной стороны должен стараться удержать преданность собственного министра, воздавая ему по заслугам, умножая его состояние; привязывая его к для себя Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали узами бла­годарности, разделяя с ним обязанности и почести, чтоб тот лицезрел, что сударь не может без него обходиться, и чтоб, имея довольно богатств и почестей, не захотел новых богатств и почестей, также чтоб, занимая различные должности, убоялся переворотов. Когда сударь и его министр обоюдно ведут себя таким макаром, они Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали могут быть друг в друге убеждены, когда же они ведут себя по другому, это плохо кончается или для 1-го, или для другого.

Г л а в а XXIII

Как избежать льстецов

Я желаю коснуться еще 1-го принципиального происшествия, а конкретно одной беспомощности, от которой тяжело уберечься правителям, если их не отличает особенная мудрость Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали и познание людей. Я имею в виду лесть и льсте­цов, которых во огромном количестве приходится созидать при дворах государей, ибо люди так тщеславны и так обольщаются на собственный счет, что с трудом могут уберечься от этой порухи, Но неудача к тому же в том, что Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали, когда госу­дарь пробует искоренить лесть, он рискует навлечь на себя презрение. Ибо нет другого метода защитить себя от лести, как внушив людям, что, если они выскажут для тебя всю правду, ты не будешь на их в обиде, но, когда каждый сумеет гласить для тебя правду, для тебя закончат оказы Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали­вать подабающее уважение.

Потому благоразумный сударь должен выбрать 3-ий путь, а конкретно: отличив нескольких мудрейших людей, им одним предоставить право высказывать все, что они задумываются, но только о том, что ты сам спрашиваешь, и ни о чем больше; но спрашивать нужно обо всем и слушать ответы, решение же принимать самому и Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали по собственному ус­мотрению. На советах с каждым из советников нужно вести себя так, чтоб все знали, что, чем безбоязненнее они выскажутся, тем паче угодят сударю; но вне их никого не слушать, а прямо идти к намечен-[135]ной цели и твердо держаться принятого решения. Кто действует по другому Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали, тот или поддается лести, или, слушая разноречивые советы, нередко меняет свое мировоззрение, чем вызывает неуважение подданных. [...]

Таким макаром, сударь всегда должен советоваться с другими, но только когда он того вожделеет, а не когда того хотят другие; и он должен осаживать всякого, кто вздумает, непрошеный, подавать ему советы. Но Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали сам он должен обширно обо всем спрашивать, о спрошенном терпеливо слушать правдивые ответы и, более того, проявлять беспокойство, замечая, что кто-нибудь почему-то боится гласить ему правду. Многие считают, что кое-кто из государей, слывущих муд­рыми, славой собственной должны не для себя самим, а хорошим советам собственных приближенных Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали, но мировоззрение это неверно. Ибо правило, не понимающее ис­ключений, говорит: сударю, который сам не обладает мудростью, бес­полезно давать благие советы, если только таковой сударь случаем не доверится мудрейшему советнику, который будет принимать за него все ре­шения. Но хотя схожее положение и может быть, ему скоро пришел Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали бы конец, ибо советник сам сделался бы сударем. Когда же у сударя не один советник, то, не владея мудростью, он не сумеет примирить раз­норечивые представления; не считая того, любой из советников будет мыслить только о своем благе, а сударь этого не рассмотрит и не воспримет меры. Других же Как надлежит поступать государю, чтобы его почитали советников не бывает, ибо люди всегда дурны, пока их не заставит к добру необходимость. Отсюда можно заключить, что добрые советы, кто бы их ни давал, родятся из мудрости государей, а не мудрость государей родится из хороших советов.[136]


kak-mi-podbiraem-igrovih-dizajnerov.html
kak-mi-prilipli-k-zheltim-listochkam-mtv-ili-kak-video-pogubilo-zvezdu-radio.html
kak-mi-reagiruem-na-nashe-duhovnoe-stremlenie.html